Шарль Вермо вне всяких сомнений шел впереди своего времени. Его смело можно назвать духовным отцом легендарных часов, ведь он был одним из тех часовщиков, которые работали над первыми партиями механизма El Primero, выпущенными впервые 50 лет назад. Когда было принято решение остановить производство El Primero в 1975 году во время появления кварцевого движения, Вермо взял на себя обязательство сохранить El Primero для будущих поколений в надежде, что однажды Zenith вернет этот исключительный механизм назад в производство.

Действуя в полной секретности, Шарль Вермо воплотил в жизнь гениальную идею собрать все технические чертежи и инструменты, необходимые для производства каждого компонента механизма El Primero, и спрятать их в скрытой замурованной части на чердаке мануфактуры Zenith, на французском называвшимся «grenier». Как капсула времени, ожидающая своего открытия, этот чердак был живой памятью об El Primero и стоял на страже его будущего. Десятилетие спустя героический поступок Вермо станет первым шагом на пути к возвращению El Primero к жизни.


Он сделал возможным для Zenith возобновление производства своего легендарного хронографа в 1984 году.

День за днем он тайно прятал прессы (150 штук, каждый весом более тонны), технические чертежи, рычаги и инструменты. Каждый компонент и каждый инструмент был зафиксирован в папке, которую он хранил на забытом чердаке Мануфактуры. В 1978 году компания Zenith перешла в другие руки. Новые владельцы верили в возрождение механического часового производства, как и другие бренды, которые обращались к Zenith как к единственной мануфактуре, способной произвести такой же точный и надежный хронограф, как El Primero.


Но что можно сделать без штампов, технических чертежей, планов и инструментов? Не говоря уже о часовщиках, которые к тому времени либо уже вышли на пенсию, либо были уволены?
Именно тогда Шарль Вермо показал новому руководству большие деревянные ящики, которые укрывали доказательства его неподчинения в течение предыдущих девяти лет. Не проявляя никакого чувства триумфализма, а всего лишь скромное чувство удовлетворения от выполнения своего долга, этот обычный герой сделал возможным для Zenith возобновление производства своего легендарного хронографа в 1984 году.